Деревообрабатывающее оборудование
и комплексный инжиниринг

Переработка мягколиственных пород

Глубокая переработка древесины

«Первый шаг к глубокой переработке мягколиственных пород древесины»

Развитие глубокой переработки древесины — главная задача, которую ставит правительство на среднеcрочную перспективу. Кругляк должен оставаться в стране и перерабатываться отечественными предприятиями. Именно поэтому в Нижнем Приангарье, территории богатой сосной, строятся заводы по переработке древесины. Но как быть с березой и осиной, которыми богата и Россия и наш край? Ответ на этот вопрос знает генеральный директор Nской научнопроизводственной компании Владимир Кирилин. Нашему журналу он рассказал о новой технологии производства древесных гранул из березы — как первого шага к ее глубокой переработке.

— Владимир Иванович, чем вам интересна переработка мягколиственных пород. Какое различие в переработке этой породы от переработки хвойных деревьев?

— Уже переработка хвойных пород дерева дает более 40% отходов. И это большая проблема!

Когда же мы говорим о производстве фанеры, никто не задумывается, что толь ко 10 процентов березы идет на изготовление этого материала. В лучшем случае

— только половина древесины увозится с места вырубки. а если дерево кривое, то только 30% вырезается — остальное гниет в лесу. Из фанерного кряжа, привезенного на завод, делают цилиндр, с которого срезается шпон до так называемого фанерного «карандаша». Карандаш (толщиной 100 —150 мм) также идет в отходы. В итоге только десятая часть срубленного дерева идет на производство фанеры.

Куб фанеры из березы дорого стоит — от 500 до 1500 евро. И в этом случае можно заработать, не обращая внимания на отходы. Но, практически то же происходит при производстве из березы доски и уже данное производство отходы делают нерентабельным.

Да, береза в небольших количествах идет на белую целлюлозу — для производства высококачественной бумаги. Но, изготовление целлюлозы — химически опасное производство. Технология предусматривает использование хлора, аммиака и других вредных веществ. Побочный продукт производства целлюлозы — обра зование огромных запасов лигнина, кото рые скапливаются, в том числе и у нас, под Красноярском. Это вещество, которое не подвергается гидролизной обработке, представляет опасность для окружающей среды. Так что целлюлоза — необходи мый, но — не лучший выход.  

Необходимо четко понимать — мы не сможем массово перерабатывать березу и осину, если не научимся использовать отходы. Сегодня в России заготавливается 30—40 млн кубометров березы в год. Из них только 3—4 млн кубометров идет на изготовление фанеры и бума ги. Остальные 80% — кругляком отправляются на экспорт в соседние Китай и Финляндию.

При развитии лесоперерабатывающей промышленности в России, на переработку в лучшем случае будет уходить максимум 15—20 млн кубометров березы. При том, — что годовая расчетная лесосека составляет 240 млн кубометров. Поэтому — чтобы задействовать данный ресурс — мы предлагаем — научиться использовать с умом отходы при переработке березы и осины.

Так, например, 40% древесины березы и осины может идти на производство древесных гранул — пеллет, 20% — отправляться на производство фанеры, клееных конструкций, 10% материала, а это в основном кора дерева — использоваться в лесохимии. А остальное (гнилое и нека чественное) — в печь — для производства электроэнергии и тепла. Получается стопроцентное использование материала. — В чем отличие технологии производства пеллет из березы от производства пеллет из хвойных пород древесины? — Далеко не все знают, что в Сибири древесина тверже. У нас — холоднее, чем в Европе, древесина растет медленнее — от этого выше и плотность. Этим качеством обладают и ангарская сосна и береза. И уже при переработке сосны на древесные гранулы у традиционных прессов возникают трудности с настройкой оборудования. В Европе подобное оборудование работает без проблем, а в России, особенно в Сибири, уже на сосне начинаются проблемы.

Мы же нашли пресса, которые позволяют нам не обращать внимание на плотность древесных пород. Эти пресса могут давить и «железное дерево», могут продавить даже уголь.

— В чем заключается экономическая выгода для Красноярского края от работы вашего предприятия? Как запуск подоб ного производства отразится на районах края, где будет задействована эта технология?     

— Многие считают, что мы самая богатая нефтяная страна. Но разведанных запасов нефти России хватит лишь на ближайшие 30—40 лет, любые новые месторождения сложнее и дороже для добычи. Так, в Канаде нефть добывают уже из нефтяных песков. В отличие от нефти и газа, береза и осина — ресурсы возобновимые. Причем береза растет быстро, и ее можно заготавливать уже с сорокалетнего возраста. Для примера: сосну используют только с 80ти.

Красноярский край самый богатый в России по запасам березы и осины. На территории нашего региона сконцентрировано более одного миллиарда кубов этой древесины. а разведанных запасов нефти в крае — всего 300 млн. Все говорят о нефти, хотя береза и осина — не менее перспективный продукт. Но, об освоении березовых богатств — даже не помышляют… Причина в одном — в России отсутствует технология глубокой переработки мягколиственной древесины. В частности — нет технологии изготовления тех же гранул из березы.

Конечно, на том оборудовании, которое работает в Сибири, можно производить гранулы, но качество будет хуже, не будет и необходимого потребителю количества. Потребителю такие гранулы с низкой плотностью не нужны. Поэтому мы разработали технологию и нашли пресса, способные перерабатывать березу. Все это позволит на определенном этапе сделать производство выгодным.

Сегодня в России восстанавливают всего лишь 5% вырубленных лесов. Притом, что в Европе процент хвойных лесов растет на 2% в год. У нас же процент хвойных лесов снижается, а березовых — увеличивается. Проект по производству древесных гранул — первый шаг к массовой, комплексной и глубокой переработке огромных, до сих пор — не перерабатываемых ресурсов — березы и осины. Кроме того — проект по переработке березы предназначен, прежде всего, для таких депрессивных районов нашего края как — Тюхтетский, Бирилюсский район и многих других.

Так, сегодня Тюхтетский район дотируется практически на 100% из краевого бюджета. Запуск первого завода сможет пополнить бюджет района на 30%, не говоря уже о рабочих местах — на первом заводе сможет трудиться 300 человек.

— Современные котельные работают на угле и мазуте. Составят ли древесные гранулы конкуренцию этим видам топлива?

— Сжигание нефти и угля — основная причина изменения климата на планете. При сжигании дерева в атмосферу выделяется столько СО2, сколько выделилось, если бы это дерево упало и сгнило. В случае с использованием угля мы производим этого газа в несколько раз больше. Ежегодно мир потребляет столько углерода (добытого изпод земли), сколько природа накапливала там — 8 млн лет. Когда сжигается древесина — мы не рождаем новый СО2. Такие выбросы принято считать за ноль. Древесные гра-нулы — наиболее выгодный и удобный вид топлива для человека. К сожалению, пока — рынок древесных гранул — это западная Европа и Япония. Это — прежде всего отопление частного малоэтажного жилья. Но уже через 5—7 лет древесные гранулы могут составить конкуренцию газу и мазуту в России.

На заводе по производству гранул будет и еще один новый для края эксперимент. На своем предприятии мы построим миниТЭЦ, пар от которой будет давать электроэнергию, а она пойдет на сушку сырья для гранул и отопление завода. Топливом для нашей ТЭЦ будут отходы с лесосеки и кора — отходы с окорочных станков.

Сегодня и краю и России необходи мо строительство сотен и тысяч подобных миниТЭЦ, которые со временем много кратно окупятся. Строить такие ТЭЦ необходимо в тех территориях, куда не имеет экономического смысла везти уголь и мазут, там — где есть своя древесина. Для примера — на какойто территории экономически выгодно пилить доски для местного потребления. Все отходы — перерабатываются в щепу и сжигаются в местной миниТЭЦ. Получается электроэнергия, которая в три раза дешевле, чем сегодня от РАО ЕЭС и в 5—6 раз — от сжигания мазута.

В Австрии, например, работает около 800 подобных миниТЭЦ, объемы выработки электроэнергии от сжигания щепы — сравнимы с гидроэнергетикой. В Белоруссии миниТЭЦ построено и строится порядка 20ти. В России — сегодня не более 2—3 миниТЭЦ на щепе… Думаю — комментарии не нужны…

— Владимир Иванович, на одном из заседаний красноярской экологической палаты вы нелестно отзывались об идее производства биотоплива — этанола. Какую опасность вы видите в использовании этого топлива?  

— Сегодня в мире голодает около миллиарда человек. Население с каждым годом увеличивается, и соответственно число этих людей будет увеличиваться. И использовать то, что может пойти на питание человека — в качестве бензина — просто преступление. Залив 50 литров этанола в бак, мы лишаем человека в Африке или Азии годовой нормы питания. Чтобы произвести 50 литров этанола из кукурузы, необходимо переработать 300 кг этой культуры. В мире сегодня произ водится 50 млн тонн этого топлива, из них более 20 млн — из кукурузы. Это уже сказывается на резком увеличении цен на продукты во всем мире.

— Каким образом современное лесоперерабатывающее предприятие должно диверсифицировать свою деятельность, чтобы оставаться конкурентоспособным?

— В отношении переработки хвойных пород не возникает никаких вопросов. Высокорентабельно и производство обычной доски. Сегодня потребителем все более будут востребованы клееные конструкции (щит, клееный брус, несущие конструкции). К сожалению, пока — тоже в Европе. Дерево и клееные деревянные конструкции в малоэтажном строительстве могут полностью заменить и пластик и металл. Так, еще более 150 лет назад Манеж в Москве, а это зал шириной более 80 метров — был перекрыт деревянными конструкциями.

Сегодня опыт применения клееных конструкций в мире — очень широк. Это надежный и долговечный материал. При производстве железа в окружающую среду выделяется много вредных веществ. Дерево же, из которого изготавливаются подобные конструкции, в отличие от металла возобновимый ресурс. Оно снова вырастет через несколько десятков лет. Поэтому производство клееных конструкций имеет хорошие перспективы развития.

Лично мне интересны мягколиственные породы. Хочется отметить, что производство гранул, фанеры и клееных конструкций — не конечная стадия наше го проекта. В будущем из березы и осины путем биосинтеза мы планируем получать сырье для лекарственных препаратов. Данные препараты — поддерживают и укрепляют иммунную систему человека, в будущем помогут продлять жизнь больным онкологическими заболеваниями, гепатитом, ВИЧинфекцией. А главное — это не химия — а чистая природа…

Мне необходимо особо подчеркнуть — мы знаем — какого уровня трудно сти задачу мы перед собой поставили, но мы также точно знаем — какие перспективы откроет наш проект — в случае успеха. И не только нам. ?  

 



Список номеров