Деревообрабатывающее оборудование
и комплексный инжиниринг

Индонезия - Англия - Москва - Бийск - Москва

"Кадрин" – понятие из алтайского языка, обозначающее нечто вроде каменной глыбы, твердое, жесткое. Еще, Кадрин – это бурная река в Горном Алтае, известная своей неприступностью (из трехсот пятидесяти километров своего течения на протяжении двухсот пятидесяти километров вдоль нее нет ни одной тропы – она зажата между каменными утесами). Ну и еще «Кадрин» - это название известной фирмы, расположенной на юго-западе Сибири, в городе Бийск, недалеко, по сибирским меркам, от Барнаула. Это – единственное предприятие Алтайского края, которое производит оконный брус и стеновой брус (до недавнего времени кроме него никто стеновой брустам не делал) из розовой лиственницы и сосны. Сравнительно недавно приступили к строительству собственно деревянных домов. Вместе с директором фирмы Владимиром Владимировичем Пруговым мы сидим в его кабинете, в офисе московского представительства, в старинном особняке на Новой Басманной. В Москве, несмотря на весну, стоит жестокая жара. Пьем теплую воду. Разговор получается неторопливый.

GE-news: Расскажи, с чего начинали.
Владимир Владимирович Пругов: с нуля.
GEN: А можно поподробнее?
ВВП: Пожалуйста. В 2002-м году выбрали подходящую под лиственницу отечественную распиловочную установку, поставили и запустили. Через год поняли, что доска – это, конечно хорошо, но чем ближе к конечному продукту, тем выгоднее. Поэтому в 2003-м взяли кредит, купили цех площадью 2500 квадратов и напичкали его оборудованием.
GEN: Как выбирали оборудование?
ВВП: Моя идея с самого начала заключалась в следующем: большинство предварительных операций производить на недорогом отечественном оборудовании, доведенном до ума нашими инженерам (это, увы, обязательно), а вот на выходе поставить мощный, точный, надежный импортный станок, который в итоге будет обеспечивать качество готовой продукции. Этим требованиям полностью удовлетворял Лидермак «Индастриал» 6233й, его и взяли. Прежде чем покупать, естественно, изучили рынок, порасспрашивали людей о выборе поставщика. Большинство сходилось на том, что оптимальный вариант – «Глобал Эдж». К вам мы и обратились. У вас же взяли сушильные камеры. Систему торцевого сращивания взяли отечественную, практически со свалки, по цене железа. Наши инженеры в сжатые сроки довели ее до ума – вот, работает пока.
GEN: Ты часто повторяешь «наши инженеры». Что это за люди?
ВВП: Замечательные люди. Бийск ведь весь состоит из оборонки, поэтому база, школа – все на высоте. Наша ремонтная база – оборонное предприятие. И люди к нам приходят (а к нам очередь) с очень серьезным уровнем технической и технологической подготовки. Управленческий состав – поголовно с высшим образованием, они подбирают кадры под себя.

GEN: А сам что заканчивал?
ВВП: Бауманский, как и ты.
GEN: А почему к вам очередь? Зарплата высокая?
ВВП: Не только. Хотя зарплата у нас, в самом деле, в полтора раза выше, чем в среднем по городу, кроме этого существует еще один фактор: у нас есть репутация стабильного, надежного предприятия, хорошей команды. Интернет в наших краях пока не развит, основной источник информации – газеты и слухи. Мы на слуху. Текучки практически нет.
GEN: Стандартный вопрос: откуда дровишки?
ВВП: Общая проблема, верно. Сырье приходится возить за 2503300 километров, это лиственницу, из Горного Алтая. Сосна ближе – из Алтая – километров за 150. Расходы на транспорт, хоть и берут пока недорого, – треть от цены здесь. Вот на днях поеду туда договариваться с парой лесничеств о прямых поставках. Вообще будем организовывать свое представительство в республике Алтай.
GEN: Прости мою неграмотность, это что, отдельное образование?
ВВП: Да, Алтайский край – другое дело. Будем заключать с алтайцами долгосрочные договора.
GEN: А кто из наших приезжал на наладку?
ВВП: На «шестерку» - Олег из Ростовского представительства, на сушилки – Борис Георгиевич. Претензий нет.
GEN: Как вообще проходила организация производства?
ВВП: В отличие от многих, ремонт в своей квартире я делал сам. И четко понял, что когда где-то в чем-то немного ошибся, возвращаться очень не хочется, но надо. Раз и навсегда отошел от принципа «и так пойдет». Лучше больше денег потратить на начальном этапе, чем тратить в разы больше на переделку потом. На предприятии за брак отвечает вся цепочка. На каждой операции люди не подслеживают, а следят друг за другом.

GEN: Расскажи о каком-нибудь интересном проекте.
ВВП: Ну, мы вообще не боимся экспериментировать, беремся за все необычное. Позвонил мне в 2005-м Олег (Олег Тупицын, «ТБМ», ред.), предложил изготовить оконный брус – у него заказ от столичного мэра. Ему нужны окна для загородного дома приемов, и не из чего3нибудь, а из тика. Тик – дерево очень дорогое, но не в этом необычность. Оно отличается очень высокой вязкостью. До нас в России оконный брус из тика никто еще не делал. Представь: обычная фреза проходит два километра по сосне до переточки. Один километр по лиственнице. А по тику – триста метров. Конечно, у каждого производителя свой критерий заточки. Мы точим часто. Работаем в наушниках. И склейка тоже
не простой вопрос: сосну можно подавать на склейку в течение суток после строжки, лиственницу – в течение двух часов. А тик – в течение двадцати пяти минут.
GEN: А чем клеите?
ВВП: Австрийским «Лигнумом». Это ПВА с отвердителем на полиизоцианатной основе. Так вот, двадцать два куба дорогущего тика из Индонезии через Англию были доставлены до Москвы. Оттуда мы привезли их в Бийск и, переработав, отправили обратно. Справились.
GEN: Нескромный вопрос: как бухгалтерия, налоги не душат?
ВВП: У нас все по-белому. Абсолютно.
GEN: Что в будущем?
ВВП: Интересный вопрос. Начали строить дома. Вот, купили KRUSI для ускорения процесса. Тут вот какое дело: 12 июля 2006 года мы проснулись в свободном экономическом пространстве. Мало того, что здесь будет мощная рекреационная зона (горнолыжный курорт в Белокурихе с лечебницами на родоновых грязях), еще в деревне Солоновка, это в тридцати километрах от Бийска, расположится одна из нескольких «игорных» зон – алтайский Лас-Вегас. Сам понимаешь, везде стройка. Сколько домов потребуется. Земля уже подорожала в десять раз. Скупают Москва, Урал, Кемерово. Время не ждет. А мы построим VIP турбазу на базе Горно-алтайского филиала. Взяли землю в аренду на сорок девять лет. Там будет все, что хотят небедные люди. Ну и стоить будет недешево. Кто-то говорит, что мы – дураки. Я не дурак. Я фанатик.

Список номеров