Деревообрабатывающее оборудование
и комплексный инжиниринг

По всему свету

Великобритания: спрос растёт, а стандарты всё строже

Валовое потребление изделий из дерева и деревянных панелей в Великобритании в 1999 году составило около 9 715 000 кубометров.

Прогнозы Британской Лесоторговой Федерации говорят о том, что, после вялого старта в начале1999 года, спрос на древесину и изделия из неё начал расти и значительно повысится в 2000-м году благодаря росту потребления строительной древесины, в связи с растущими объёмами строительства жилья.

В своём докладе Федерация сообщает, что потребление мягких пород древесины в январе 1999-го было невысоким (400 000 кубометров) и, несмотря на некоторый рост в феврале, вновь упало в марте (500 000 кубометров) по сравнению с мартом1998-го года (700 000 кубометров).

Рост начался во втором квартале прошлого года, и к маю этот показатель вышел на уровень 700 000 кубометров, сравнявшись с 1997-м годом, который был самым удачным за всю историю Британской статистики потребления древесины. Третий квартал показал дальнейший рост.

По мнению Федерации, этим промышленность обязана строительной индустрии, которая в Великобритании потребляет до 70% от общего количества всей потребляемой древесины. Прогнозы, предоставленные Ассоциацией Производителей Строительных Материалов Великобритании говорят о тенденции к дальнейшему росту потребности в строительных материалах из дерева.

В традициях английской сдержанности, в докладе Федерации говорится, что имеется повод к «осторожному оптимизму» в области изделий из древесины и панелей.

Интересно, что впервые, начиная с 1995-го года, общая доля изделий из мягких пород древесины составила менее 70%. А именно, в 1999-м году потребление распределилось следующим образом: изделия из мягких пород древесины – 6 788 000 кубометров, фанера – 1 195 000 кубометров, древесностружечные плиты - 1 138 000 кубометров и изделия из твёрдых пород древесины – 594 000 кубометров.

Ещё до опубликования своего доклада, Федерация сделала предупреждение о том, что с 1 января 2000 года торговля лесом в Великобритании может легально осуществляться только в метрических единицах. Эпохе досковых футов пришёл конец.

По идее, этот переход намечался ещё в 1990-м году, в рамках всемирной программы по переходу к единой метрической системе мер и весов, но тогда, по представлению США, Брюссельский комитет сделал послабление: в течение десяти лет продавец был обязан представлять свою продукцию как в старых мерах, так и в кубометрах.

Теперь Британский покупатель, конечно, может заказать партию размером в столько-то досковых футов, но перед этим ему придётся взять калькулятор и поделить объём своего заказа на 443, чтобы получить его в кубах и уже с этим идти к продавцу. Иначе не продаст.

Верится, право слово, с трудом…

Но наука способна приносить не только головную боль, и вот ещё одна интересная новость: Агентство по Лесным исследованиям Лесного Комитета Великобритании выпустило компьютерную программу для расчёта риска нанесения ущерба лесам Великобритании, вызванного штормовым ветром.

Совсем недавно французские лесоводы на горьком опыте убедились, как ураган способен уничтожить результаты десятилетий упорного труда и инвестиций. Исследовательский коллектив под руководством профессора Барри Гардинера занимался этой проблемой в течение четырёх лет. Плодом их труда явилась программа, названная ForestGALES («Лесной Шторм»). Она рассчитывает риск штормовых повреждений конкретной делянки, исходя из таких факторов, как её расположение, пород деревьев, культивации, дренажа, типа почвы и применяемых методов лесоводства.

По словам профессора Гардинера, программа может быть использована для того, чтобы лесоводы могли оценить пригодность участков под новые посадки, и, если они примут положительное решение, спланировать выбор пород, методы посадки и ухода. Также она может помочь спланировать методы ухода за существующими лесами, чтобы свести риск штормовых повреждений к минимуму.

Программа выпущена на двух CD-ROM и стоит 150 фунтов стерлингов. В стоимость включено участие в однодневном семинаре по обучению пользованием программой.

Канада: чей это лес и как его рубить?

Известная канадская газета «Ванкувер Сан» обратила внимание своих читателей на инерцию мышления канадцев, которые до сих пор считают, что то, что леса принадлежат государству, является правильным.

Вопрос заключается в следующем: не уместно ли будет в ближайшее время пересмотреть политику государства в отношении управления лесами? Дело в том, что в собственности канадского правительства находится 94% всех лесных запасов страны. Подразумевается, что каждый гражданин страны владеет частью лесных богатств, а государство заботится о них за всех.

Однако, владение этими богатствами как частными лицами, так и государством – чистой воды миф. На самом деле они принадлежат компании «Краун» - некоей правительственной корпорации. Решение о её учреждении было принято десять лет назад и с тех пор в Канаде существует система лесовладения, при которой право собственности на леса принадлежит корпорации, а частный бизнес работает на условиях краткосрочной аренды.

Газета замечает: не существует исторических свидетельств того, что корпорация Краун лучше заботится о лесах, чем частные компании в Канаде или где-либо ещё. В Европе, в Азии, да и в обеих Америках опыт показывает, что частные компании, имеющие лес во владении на длительный срок, заботятся о нём лучше.

Людям до сих пор нравится думать, что леса находятся во владении государства, они не хотят, чтобы с лесом плохо обращались, однако они не учитывают того, что компании, получающие лес в краткосрочную аренду, совершенно не заинтересованы в том, чтобы вкладывать деньги в собственность, принадлежащую государству.

Отношение многих служащих правительственных лесных агентств и даже членов канадского правительства к этой проблеме начинает меняться в последнее время, но, как отмечает «Ванкувер Сан», институционализованная инерция общества пока препятствует внесению изменений. «Как мы всегда жили, так и будем жить», с горечью завершается эта статья.

Не правда ли, что-то знакомое слышится в этих словах?

В это же самое время Лесное министерство Канады приняло поистине историческое решение: в течение ближайших пяти лет свести объём сплошных рубок к 40 процентам от общего объёма, а при порубке остальных шестидесяти процентов использовать альтернативные методы.

Как сказал Лесной министр Канады, Дэвид Зирнхелт, этот переход будет постепенным. Таким путём Канада рассчитывает на улучшение своего лесного хозяйства: сочетанием экосистемного лесоуправления и внедрения приемлемых способов рубки и вывоза.

По словам Зирнхелта, тридцать процентов малого бизнеса уже использует альтернативные методы в противовес сплошной вырубке, руководствуясь при этом новым отношением к лесу, потребностью в сохранении природных ресурсов и желанием сохранить основу леса.

Сплошные рубки предлагается заменить:

  • селекционной вырубкой отдельных деревьев;
  • выборочной рубкой, при которой оставляются нетронутыми 30 процентов деревьев;
  • рубкой с переменным сохранением (метод, предложенный Макмилланом Блоделем), при котором нетронутыми остаются структурные элементы леса;
  • рубкой «заплатками», т.е. методом, при котором сплошной вырубке подвергается не более 1 гектара.

Только так мы можем сегодня вести хозяйство, сказал министр. Наука идёт вперёд, у нас на сегодня собрана как никогда полная информация о наших лесах, и мы уверены, что движемся в правильном направлении.

Полный отказ от сплошных рубок пока нецелесообразен, поскольку существуют определённые типы лесов, для которых этот метод является оптимальным.

Этот переход потребует и перехода к новым видам оборудования: лесорубам потребуются более лёгкие системы трелёвки, или, как уже делается на одном из участков, им придётся использовать специально оборудованные трактора.

Один миллион деревьев ко дню Лесонасаждения

Обширность лесных запасов России долгое время позволяла не задумываться всерьёз об их восстановлении. Лишь недавно оказалось, что вековые дубовые «петровские» рощи находятся под угрозой полного уничтожения и требуются решительные и неотложные меры по их охране и восстановлению. Предлагаем вам посмотреть, с какими проблемами сталкиваются наши заокеанские коллеги.

Вот уже два года в США существует организация «America’s Promise». Её название можно приблизительно перевести как «Надежда Америки». Её цель – помочь американсой молодёжи и подросткам научиться добиваться в своей жизни как можно большего. Руководит ею отставной генерал Колин Пауэлл. Его команда мобилизует местную общественность, неприбыльные организации и деловые круги для совместных действий, направленных на воспитание характера и закалку молодёжи.

Есть в США и отраслевая Ассоциация Лесной и Бумажной Промышленности. Её Комитет по бумажным пакетам и Группа повторного использования бумаги решили объединить усилия с «Надеждой Америки» в области обучения и стимулирования населения к тому, чтобы вносить позитивные изменения в условия своего существования.

Частью этого плана является кампания по высадке подростками одного миллиона деревьев в городской местности в двухтысячном году.

На сегодня зарегистрировано более 871 000 деревьев, которые уже посажены молодёжью в районах своего проживания, и планируется, что миллионное дерево будет посажено в столице США Вашингтоне к официальному празднику – Дню Лесонасаждения 29 апреля 2000-го года.

Президент Ассоциации, У. Хенсон Мур сказал: «Обновление и вторичная переработка – вот ключи к созданию здоровой окружающей среды». Ассоциация Лесной и Бумажной Промышленности состоит из 133 компаний, тесно связанных с общественностью по всей стране. За последние тридцать лет, когда американцы осознали необходимость вторичной переработки ресурсов, были созданы сотни тысяч пунктов приёма вторсырья.

Есть ли будущее у «альтернативных пород» Новой Зеландии?

История новозеландского лесоводства насчитывает весьма короткий срок. В девятнадцатом веке и в начале двадцатого века природные ресурсы подвергались нещадной эксплуатации, когда целые леса каури (Agathis Australis) и прочих местных пород вырубались на экспорт. Позднее многие оставшиеся леса были сведены на нет под пастбища в целях развития животноводства.

Большинство местных пород являются медленно растущими, и сформированный пионерами-предпринимателями подход местного населения к лесоводству был весьма далёк от европейского метода управления лесными ресурсами в целях их устойчивого продолжительного пользования.

Европейские и другие колонисты привезли в Новую Зеландию экзотические породы деревьев, многие из которых стали процветать и расти значительно быстрее, чем у себя на родине. Одной из самых выдающихся в этом отношении пород была монтерейская сосна (Pinus Radiata). Хотя на то время рыночного спроса на эту породу не существовало, высаживание было организовано широко и даже проводились специальные исследования для улучшения результатов. Настойчивость лесоводов была вознаграждена: сегодня Радиата принимается на многих мировых рынках и полностью доминирует на рынке внутреннем. Её нормальный период ротации составляет всего двадцать пять лет.

Появилась тенденция сверять все остальные породы по ней, как по стандарту. На самом деле, Радиата настолько стала стандартом, что все остальные, не местные, породы сведены в одну группу и называются теперь «альтернативными» породами.

И вот тут-то многих новозеландцев охватила тревога: Радиата практически превращается в монокультуру. А меж тем у себя на родине, в Калифорнии, несколько болезней, присущих этой породе, опустошают леса. Как много пройдёт времени до того, как эти болезни переберутся в Новую Зеландию? Определённая ирония содержится в том, что менталитет у большинства новозеландских корпораций основан на двух бухгалтерских заповедях «пиши чёрными чернилами» и «диверсифицируй активы» (т.е., по-нашему, «не залезай в долги» и «не клади все яйца в одну корзину»). И если с первым новозеландцы справляются хорошо, то со вторым они явно промахнулись, что может рано или поздно больно ударить по карману.

Хотя в наше время границы значат меньше чем когда-либо ранее, Новая Зеландия остаётся изолированной в силу своего географического положения: путь к другим рынкам всегда будет долгим. Фермерские и небольшие лесоводческие хозяйства рассчитывают на продажу своих брёвен только на местном рынке. И местный рынок не имеет спроса на другие породы, помимо местных пород и Радиаты. Единственная порода, которая начинает пользоваться спросом, это монтерейский кипарис (Cupressus Macrocarpa). Эта порода широко использовалась в качестве затеняющей, и она была хорошо известна по всей стране, однако потребовалось более ста лет, чтобы на эту, в общем-то прочную, древесину появился спрос.

Новозеландские лесоводы, специализирующиеся на выращивании красного дерева, вяза, каштана и дуба, получают порубочные билеты за копейки, благодаря малому спросу на них. Потребителями этой древесины являются, в основном, изготовители мебели. Они справедливо замечают, что они не заинтересованы в небольших поставках экзотических пород, пока нет гарантии устойчивых поставок, тем самым ограничивая рыночный потенциал «альтернативных» пород.

Индустрия Радиаты зародилась благодаря государственным лесопосадкам на больших площадях – это было частью программы создания рабочих мест во время депрессии – и так же благодаря усилиям исследователей. Остальные породы стоят перед проблемой «курицы и яйца»: что будет раньше рыночный спрос или предложение?

Существует надежда, что в ближайшем будущем небольшие партии начнут отправляться на другие рынки, туда, где ценится высококачественная древесина, выращенная на плантациях с постоянным уходом. Это может дать лесоводам стимул к осознанию того, что существуют рынки за пределами Новой Зеландии, которые могут щедро возместить усилия, потраченные ими на выращивание «альтернативных» пород.

Список номеров